Ребенок — сосуд, который нам суждено наполнить

По воле случая узнала мнение о воспитании детей, которое противоречило моим понятиям о занятиях с маленьким ребенком. Суть суждения заключалась в том, что сколько бы времени мы не «дарили» маленьким детям, они этого не оценят (просто не вспомнят) и развитием ребенка стоит активно заниматься в более осознанном возрасте (после лет пяти).

Услышав это в период, когда моему старшему сыну было один-два года, я бы полностью раскритиковала эти слова. Но ему на тот момент было четыре года и я призадумалась над услышанным. Перед глазами пронеслась жизнь моего ребенка.

Когда я была в декрете, то все свободное время проводила с ребенком. Домашними делами занималась во время его сна, а когда он просыпался, то все время, внимание было посвящено сыну. Мы играли, что-то учили, что-то развивали. С трех месяцев я начала показывать карточки Домана, разыгрывала спектакли. Мы рисовали, лепили, ковырялись в манке и горохе, развивая мелкую моторику. Когда ехали в машине, я постоянно рассказывала, что за окном, отвечала на его вопросы. С одиннадцати месяцев начали ходить на курсы английского языка для деток, а позже — на курсы раннего развития.

И лишь через несколько лет поняла, что все предоставляла ему «на тарелочке». Он не успевал задуматься «зачем или почему», как я отвечала на его еще не возникшие вопросы. У сына не было возможности самостоятельно делать свои маленькие открытия. Я забывала, что не стоит вмешиваться в дело, которым занят ребенок, если он не просит помощи.

Когда вышла на работу (ребенку было почти два года), меня мучило угрызение совести и не давало покоя чувство вины. И понеслось… Вернувшись с работы, весь вечер я проводила с сыном, а своими делами, бытом, занималась после того, как ребенок уснул. Случалось, что шла в магазин за новыми туфлями, а возвращалась без обновки, но… с новым конструктором ребенку. У меня загорались глаза при виде детских вещей и игрушек.

Игрушки — больная тема. Это сейчас ребенок ждет дня рождения, чтобы получить новую игрушку. А раньше он не успевал возжелать новую «развлекаловку» или «развивалку», как она появлялась в квартире. Игрушек было намного больше, чем нужно ребенку. Складывалось впечатление, что мы, родители, хотели доиграть свои «детские» игры. А может пытались заглушить чувство вины, что из-за работы не проводим достаточно времени вместе.

Может ничего и не изменилось, если бы в нашей жизни не появился второй ребенок. Благодаря его появлению в этом  мире, на некоторые свои подходы к воспитанию и развитию детей я взглянула под другим углом.

В погоне за «научить», «развить», «подсказать» я лишала старшего сына возможности прийти к самостоятельному решению задачи, пофантазировать, придумать, подметить и сделать вывод (пусть не такой быстрый, но свой). Я как бы вела его за собой по своим нахоженным тропам лишая возможности разведать новые. Моего внимания, помощи было слишком много. И результат — ребенок просто не умел играть сам, не мог придумать игру,  занятие. Имея кучу игрушек, он скучал.

Жизнь, сосредоточенная только на детях, изматывает. Иногда я чувствовала себя пустым сосудом из которого все пьют, но воды никто не подливает.

И только сейчас понимаю, что нужно жить рядом с детьми, но не их жизнью, не только ради них. Нужно заниматься развитием детей, но давать им возможность «дышать». Следует помнить, что ребенок — это не тиран, который завладевает жизнями своих родителей. Ребенок — это душа, данная нам на хранение, в которую мы должны вложить все самое лучшее и суметь вовремя отпустить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *