Ищите радость во всем, что делаете

Тишина всегда настораживает. Если вы родитель, то понимаете меня, как никто другой.

Это утро не было особенным. Шум, гам стояли в нашей квартире с момента, как кто-то из мальчиков первым открыл свои глаза. Смех и плачь. Выяснение отношений. Прыжки с дивана и делёж игрушек. В общем, все как всегда.

И вдруг — тишина…

Тишина, которая была таким редким гостем в дневное время. Понимая, что минуты тишины могут обойтись очень дорого, бросаю свои дела на кухне и иду к её источнику.

Размотанные рулоны туалетной бумаги простираются вдоль комнаты. Местами они перекрещиваются, где-то разложены параллельно. Матвей сидит над полосками персикового цвета и усердно катает по ним свои паравозики. Столько концентрации, спокойствия, усердия и уверенности в его действиях.

Мой голос молниеносно нарушает тишину: «Що це таке?» Малыш, подымая полные страсти глаза, отвечает невозмутимым голосом: «Це ж рейки, мама!» А в его взгляде столько радости и счастья! В эти минуты он занят любимым делом.

Матвей любил паровозы больше всего на свете. Он их выстраивал у изголовья кровати, когда засыпал, а ночью, перебегая в родительскую кровать, всегда брал друзей с собой. Поездка на метро была для него лучшим развлечением. Бывало, что мы выходили гулять на улицу, но направлялись к метро и посвящали нашу прогулку поездке в подземелье. В такие моменты он сидел тихо, как будто наслаждаясь ритмом, с которым двигался поезд. Матвей видел рельсы в привычных для меня вещах. Перила, спинки стульев, полоски у края бассейна — все напоминало ему рельсы, по которым может ездить поезд. У него была страсть и он умел её выражать с помощью всего, что было в его окружении.

Егор, будучи в возрасте двух-трёх лет, страстно любил автомобили. Пытаясь вылезти из детской кроватки, он, первым делом, спасал своего железного друга, а потом пытался выбраться сам. Машинки были его вечными спутниками. Заметив детскую коляску на площадке, он переворачивал ее, крутил колесо и с восторгом за ним наблюдал. В отличии от Матвея, любимым местом для прогулки были стоянки автомобилей. Около часа Егор мог ходить вдоль машин, повторяя их марки и рассматривая значки на капотах. Ему казалось, что у каждой машины своё выражение лица. Кто-то был суров, а где-то он видел улыбку.

Наблюдая, как растут дети, задумываюсь, что и у нас была своя страсть в детстве. Кто-то любил лечить кукол, кто-то — играть солдатиками, а кому-то были интересны конструкторы. Мы не задумывались над тем, насколько это престижно. Мы имели возможность быть самими собой, поскольку были слишком малы, чтобы слышать голос рассудка или нас рано было учить делать что-то «полезное», «правильное». С возрастом наше драгоценное право выбирать занятие «по душе» начали отнимать. Нас учили контролировать себя и делать то, что нужно родителям, воспитателям, учителям.

То, кем стать в будущем во многом зависело от взглядов, финансовых возможностей наших родителей и их представления, что доступно и правильно. В некоторых семья считалось, что определенные профессии не очень престижны и ниже их достоинства. У сына полковника, родившегося гениальным художником, могло возникнуть недопонимание с отцом. Также и у дочери певицы, которая мечтала стать психологом или журналистом.

У каждого из нас была своя страсть в детстве, но не всем повезло превратить любимое занятие в «дело» всей жизни.  И счастливы те, кому удалось сохранить своё детское увлечение, снабдить его необходимыми навыками и трансформировать в игру на взрослом уровне. «Профессия изначально должна быть актом любви. И никак не браком по расчету. И пока не поздно, не забывайте о том, что дело всей жизни — это не дело, а жизнь.» — сказано Харуки Мураками. И не столь важно то, чем занимается человек, главное — видеть искусство во всем, что он делает.

Полоски персикового цвета так и остались на полу. Мне так хотелось продлить минуты детской радости и веселья, минуты, когда маленькие паравозики оживают в руках ребёнка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *